Понедельник, 20 маяРеспублика Саха (Якутия), Намский улус >
Shadow

Он ушёл слишком рано…

Сколько знаем мы о спортсменах – и не только борцов, – которым было многое дано природой, а они так и не раскрылись полностью, так и не оправдали всех надежд, так и не сказали свое слово до конца…
Более молодые болельщики вольной борьбы о Иннокентии Зырянове знают по фотографии с предолимпийского чемпионата СССР 1980 года, где он стоит на третьей ступеньке пьедестала почета после Романа Дмитриева и Сергея Корнилаева. О нем в широком кругу известно мало, имя его и борьба порядком подзабылись. Когда я вспоминаю его, то в первую очередь перед глазами образ общительного, энергичного человека в форме сборной Южной Кореи, который незабываемо вел виртуальный поединок вне ковра, когда в это время боролся на ковре его подопечный. Так он болел за своего воспитанника, что предвосхищал или повторял все движения! Тогда он работал тренером ДЮСШ в Чурапче. Воспитанники Иннокентия Николаевича Зырянова и Семена Прокопьевича Макарова имели свой неповторимый почерк, постоянно занимали призовые места на турнирах различного уровня. Этот тандем блестяще дополнял друг друга. Вдумчивый, серьезный Макаров и яркий, бурлящий энергией, эмоциональный Зырянов. Помню, как он коротко и доступно разбирал ошибки своих воспитанников после поединка. Мы тогда, конечно же, знали, что он призер взрослого чемпионата СССР и тянулись к нему, хотя не тренировались у него. Он никому не отказывал, подсказывал несколько вариантов продолжения того или иного действия и защиты от него.

Иннокентий Николаевич Зырянов родился 14 ноября 1958 года в Едяйском наслеге Намского улуса в многодетной семье пятым ребенком. Отец Николай Николаевич Зырянов всю жизнь трудился коневодом и тренером беговых скакунов. Впервые переступил порог борцовского зала в родном Едяе, где тренерами были Петр Романович Ядреев и Федот Архипович Соловьев. Побеждал в первенствах Намского района и республики среди младших юношей и вскоре ученика седьмого класса Кешу Зырянова директор Едяйской средней школы Иван Ильич Захаров отвез в знаменитую Чурапчинскую спортивную школу-интернат к Дмитрию Петровичу Коркину. В спортшколе вместе с Иннокентием в одном классе учились будущие мастера спорта международного класса Григорий Христофоров и Алексей Диодоров. Эту грозное трио мухачей Коркина после окончания школы в ряды Советской Армии призвал Илья Романович Фрунджиев. Из СКА (Чита) после принятия присяги тройку одноклассников-однополчан перевел в Москву земляк, Олимпийский чемпион Роман Дмитриев. В течение восьми лет ребята выступали и выигрывали, защищая честь ЦСКА. Забегая вперед, следует отметить, что Зырянов трижды выиграл чемпионат Вооруженных сил СССР, а также побеждал на международных турнирах в Болгарии, Венгрии, в Германии и Иране.
Иннокентий Зырянов впервые о себе серьезно заявил в 1980 году. Сначала выиграл чемпионат Вооруженных сил СССР. Затем на предолимпийском чемпионате Советского Союза решался вопрос, кто выступит на домашней Московской Олимпиаде – Роман Дмитриев побеждает в финале со счетом 3:2 Сергея Корнилаева. В этом есть и лепта наших якутских мухачей, которые тоже как Роман Михайлович, выступают за ЦСКА. (Например, Григорий Христофоров на чемпионате СССР-1981 в Улан-Удэ вел в счете против будущего четырехкратного чемпиона мира Корнилаева за пять секунд до сирены и проиграл. В случае победы Григорий в решающей схватке выходил на Василия Гоголева, так не состоялся якутский финал…). А тогда в 80-м Зырянов вышел в малый финал в схватке бронзовую медаль с украинцем, призером чемпионата СССР, победителем международного турнира Госкомспорта Белорусской АССР на призы А.В.Медведя 1979 года Владимиром Поворознюком. Иннокентий, проигрывая за 20 секунд до конца поединка со счетом 2:4, делает любимую «мельницу», и с ходу в темп движения в партере, делает накат. За несколько мгновений не только отыгрывает, но и выходит вперед в счете и становится бронзовым призером предолимпийского чемпионата СССР 1980 года!
Каким борцом был Иннокентий Зырянов? Он был мастером амплитудных и зрелищных бросков, которые так любимы зрителями и так ценны в балльном исчислении. Он легко и непринужденно проводил свои любимые разнообразные броски с прогибом из разных положений.

Больше всего он жалел об одной схватке. Финал международного Тбилисского турнира, который гремел тогда по всей борцовской вселенной и назывался неофициально «малым чемпионатом мира». Итак, 1981 год. Зырянов прошел через горнило противников со всех концов планеты. Был в потрясающей форме, рвал и метал всех. Вышел в финал. Соперник – чемпион СССР и Европы, обладатель Кубка мира Аршак Саноян. Иннокентий поймал кураж. До сирены осталось совсем немного времени, а он ведет уже 10:7. И опытный Саноян поймал его на финте. Показал, что будет бросать через бедро. Зырянов клюнул, и не успел очухаться, как через контрприем оказался на лопатках. Эх, как же было досадно упускать победу, которая уже была считай в кармане!…

Но еще в лучшей форме (самой лучшей в жизни, как говорил сам Иннокентий Николаевич) он был перед чемпионатом Советского Союза в Орджоникидзе в 1982 году. Ему казалось, что наступил его момент, когда он выиграет у всех. И что же? В первом же круге он выходит на земляка Петра Христофорова, который с ходу на первых секундах ставит его на мост, бросив прогибом. Так и держал на мосту до конца первого периода. Зырянов выдохся и проиграл… При этом Петр был его большим другом, в Киеве он всегда останавливался у него. С огромной досадой рассказывал, что если бы не нарвался сразу на Петю, мог… В этом была и величие, и трагедия якутских мухачей, которых в то время было легион сильнейших, впереди которого шел великий Роман Михайлович Дмитриев. Олимпийский чемпион, чемпион мира и Европы, шестикратный чемпион СССР.

Зырянов особенно выделял прекрасные природные данные своего друга и одноклубника Алексея Диодорова, с которым он так и не воспользовался в полной мере. Сам Иннокентий в те годы с Алексеем по переменке выигрывали чемпионат Вооруженных Сил СССР. Про Зырянова мало знают в Якутии, потому что от ее имени он не боролся. И в республике его почти не видели. В ЦСКА часто представлял Киргизскую ССР. Одноклассники-однополчане Зырянов, Христофоров, Диодоров боролись практически на одном высоком уровне, попеременно выигрывая сильные чемпионаты Вооруженных сил СССР и Варшавского договора, становясь призерами и победителями чемпионатов СССР, и ряд международных турниров. Сам Роман Михайлович говорил, что иногда Вооруженка была сильнее даже чемпионатов мира и СССР: «Хотите верьте – хотите нет, даже страшнее Олимпиады. Ведь для воинской части, где мы зарплату получали, это соревнование №1. Им чемпионат мира, Олимпийские игры не так важны. И представьте себе ситуацию, я, уже в ранге олимпийского чемпиона, привожу со всеармейских соревнований только «бронзу». Скандал!».

Иннокентий Николаевич был очень общительным человеком, его байками и рассказами заслушивались все. Мягкий нравом, с присущим только ему юмором и самоиронией, когда он ни над кем не издевался и частенько подтрунивал над собой. Зырянов мог найти общий язык с любым человеком. Хоть с зэком и хулиганом, хоть с артистом или чиновником. С детьми мог стать ребенком, со стариками наравне делился знаниями и опытом. Начитанный, с широким кругозором, мог говорить на любые темы. Многое видевший и поездивший по свету. Его любили все. Друзьями Кеши в могучей сборной СССР были богатыри Салман Хасимиков (и в ЦСКА), олимпийские чемпионы Иван Ярыгин и Илья Матэ.
Зырянова знали все в конном мире и в кругу поклонников азартных игр. Азарт был его второй натурой. Он понимал всё в скачках, назубок знал всех лошадей. Его отец был коневодом и тренером скакунов. И ипподром в Якутске был для отца и сына Зыряновых вторым домом. В детстве и юности Кеша был жокеем. И очень чувствовал и понимал лошадей. Делал ставки, советовал непосвященным.

Иннокентий Николаевич отлично играл в шахматы и шашки. Будучи тренером в Чурапче никогда сразу после занятий не шел домой. Или поднимался к шашистам, или шел к старикам поиграть в карты.
В начале 90-х он женился на однокласснице по Чурапчинской школе Татьяне Николаевне Мироновой (Зыряновой). Остепенился, родился сын. С жаром принялся за тренерскую работу. Очень многое вложил в любимцев. Например, в будущего призера чемпионата России и турнира Ярыгина Володю Флегонтова, Женю Баишева (в юности отлично боролся, впоследствии стал многократным чемпионом республики и Дальнего Востока по бильярду). Отлично ладил с родителями своих подопечных. Зырянов щедро делился своим большим опытом, советовал всем, никогда не скрывал секретов. Всем показывал, как защищаться грамотно в партере от накатов и крестов – этому он научился у друзей-классиков в ЦСКА. Если бы не коварная болезнь, прервавшая его работу, мог вырастить еще много отличных борцов.

И в своей работе был азартен до невозможности. Его друг и соратник по Чурапчинской спортшколе Семен Прокопьевич Макаров (один из первых призеров первенства мира среди саха) пересказал зыряновскую байку о своем секундировании. На одних соревнованиях Иннокентий так болел, кричал команды подопечному, что сгибаясь, выпрямляясь, прыгая, повторяя приемы, так стелился, что теряя голос, вышел, не сознавая перед судейским столиком, и «позорно» упал перед грохнувшим от хохота залом. Макаров говорит, что если на взвешивании был с командой Зырянов, то можно быть спокойным, голова вообще не болит за результат – с шутками-прибаутками все отлично проходили это испытание. С теплотой вспоминает совместную работу, всегда будет скучать и никогда не забудет его мягкую улыбку и смех, которые вот сейчас перед глазами, веселые рассказы хорошего человека и настоящего профессионала.

Вот один из них. Однажды Кеша со своим другом шли домой и нашли на дороге мешок. Пощупали. Что-то потрескивает. Видимо, потроха, решили они. И потащили его дальше. Взбираясь на очередной холм Чурапчи – друг тащит за горловину мешка, Иннокентий сзади толкает – так взмокли, что легли отдохнуть на снегу. Что же он такой тяжелый? Решили вскрыть мешок. Развязали веревку и нашли каменный уголь. Рассказывая каждый раз со всё новыми подробностями, Инокентий так и грохался от смеха. Человек, который умел смеяться над собой, это говорит о многом…

Кеша был очень добрым и отзывчивым человеком, который помогал каждому, кому мог. Жители деревни поразились, когда на его похороны приехали сотни людей со всех концов республики, в том числе из Москвы, несмотря на то, что переправа через замерзающую Лену была весьма трудной.

Однажды осенью, когда земля начала промерзать, Семену Прокопьевичу вечером позвонил Иннокентий. Оказывается, у него покраснел один глаз, он пошел на прием и его уложили в больницу. Макаров пожелал ему быстрого выздоровления и выхода на работу. И на следующий день как гром прозвучала горькая весть о преждевременной кончине Зырянова… Ему не было и сорока…

Его фамилию продолжают сын Сергей Зырянов (родился в 1994 году), который был призером республики по боксу и сын Николай Зырянов (1997 г.р.), закончивший в 2014 году Чурапчиснкую спортшколу и становившийся чемпионом Якутии по вольной борьбе. В родном селе Едяй Намского улуса имя Иннокентия Николаевича Зырянова носит культурно-спортивный комплекс, проводится турнир его памяти.

Иван Барашков,
«Первый борцовский»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *